Вторник, 17 Июнь 2014 19:16

Не откладывая на завтра

Ужин в полупустом ресторане давно закончился, но вечер только начинался.

Я стояла на балконе, вдыхая густой аромат цветов. Вязкий тёплый воздух, казалось, можно было резать ножом, но возвращаться в номер, под прохладные дуновения кондиционера, мне не хотелось.

Здесь, под атласным небом-индиго, усыпанным мелкой крупой звёзд, почему-то не удавалось до конца прочувствовать, что собственный дом где-то далеко, хотя русская речь в коридорах и на ресепшн звучала вперемешку с английским.

Небольшая компания в номере успокаиваться не желала – девушки торопливо орудовали фенами, менялись содержимым косметичек и по очереди примеряли полупрозрачные топы: собирались на дискотеку, проводящуюся в отеле.

- Прямо в этом пойдёшь? – поинтересовался Стас, вывалившийся вслед за мной на балкон. – В таком виде?

- Да. А в чём дело?

- Ни в чём… Все нормально.

Настроения краситься и наряжаться у меня не было. Я планировала пойти в том же, в чём спускалась на ужин: обычное платье-футляр бледно-зелёного цвета, белые балетки…

- Спасибо, - кивнула я, а про себя подумала: ещё бы ты сказал, что тебе не нравится, ты же имеешь на меня виды…

Впрочем, это не имело значения. Я приехала сюда не для того, чтобы крутить новые романы. Просто хотелось отдохнуть… хоть как-то переключиться…

Я была рада уже тому, что удалось прилететь сюда не с кем-то из близких подруг или родственников. Бестактные вопросы, излишнее внимание, порция тщательно скрываемого сочувствия… В компании бывшей коллеги и нескольких её знакомых я надеялась почувствовать себя непринуждённее. Но общих тем при этом как-то не находилось…

Этому способствовала ситуация. Все на полную катушку использовали предоставляемые возможности шведского стола на завтрак, обедов с алкоголем после однообразных экскурсий, ну а сборы к вечерним выходам напоминали мне подготовку к первому балу.

Максимальное отключение мозга, удовольствия, лёгкие шуточки и никаких разговоров по душам.

Разве я не этого хотела?

Модная танцевальная мелодия уверенно била по мозгам. Сладкую парочку – Олю и Наташу, зависнувших в самой гуще толпы – можно было заметить еще от входа. Парни, очевидно, прописались где-нибудь неподалёку от бара.

Рядом нарисовался Стас: я даже хмыкнула, настолько это было предсказуемо.

- Мариш, принести тебе выпить?..

Вино, коктейли, сладкий привкус украшающих бокал ягод…

Текила, виски, шампанское, тепло, разливающееся по телу, и поселяющаяся в нём лёгкость…

Сумбурные воспоминания об очередной ночи, растворяющейся в тумане, сливающиеся с прежними воспоминаниями: неделя, проведённая на этом гостеприимном курорте.

Ноющая боль в висках с утра, ощущение, что жмёт собственный череп, прохладный душ, желание вновь обняться с подушкой, апельсиновый сок литрами, вялые обсуждения, куда податься после обеда.

Всё равно ничего нового не произойдёт, мысленно подвела итог я. Кивнула:

- Мартини подойдёт.

Я была ничем не лучше своих спутников – пристроилась в одном из тёмных уголков бара на высоком шатком табурете, вертела в руках уже третий бокал с мартини, мысленно уговаривая Стаса подыскать на вечер другой объект для ухаживаний – хотя бы кого-то из танцующих. Лучи прожектора по очереди выхватывали из пляшущего компота лица – были там и вполне привлекательные: свежие, девичьи, холёные, женские… Брюнетка с волной роскошных волос. Коротко стриженая мулатка с рыжим гребнем на макушке, вполне изящная…

Ой.

Свет отчётливо обрисовал невысокую фигурку, самозабвенно выплясывающую в самом эпицентре. Сколько ей лет?.. Я никогда не могла толком определять возраст на глаз. Но эта женщина… весьма, весьма пожилая… вполне могла бы оказаться моей бабушкой!

Рядом с ней сливались с ритмом два паренька, белокожий и смуглый - расточая улыбки, стараясь перещеголять друг друга.

Я даже глаза протерла и, залпом допив мартини, опустила на стойку пустой бокал. Связки прыгающих на шее разноцветных бус, безумный начёс из пепельных кудряшек… Я не заметила, как видение плавно переместилось к бару.

- Налей выпить, малец, - орала старушка вверх. Бармен перегнулся через стойку, закивал. Леди в бусах внезапно поймала мой взгляд:

- Чего сидим, киснем?!

Она русская? С ума сойти... У нас уже созревают такие отвязные бабушки? Я попыталась представить собственную бабушку в подобном месте – ночью, на танцполе, в свете огней и грохоте синтипопа. Выходило неважно… Вблизи её лицо казалось ещё более морщинистым из-за загара. Прозрачная жёлтая майка, надетая на более плотную бирюзовую, юбка, развевающаяся при ходьбе… Бог ты мой, каблуки... Яркий апельсиновый маникюр на немного скрюченных пальцах. Её лицо сияло открытой и искренней улыбкой.

- Я вовсе не кисну, спасибо, - выдавила я из себя, наконец.

- Сознавайся, для чего приехала сюда? Отдыхать? Развлекаться? Нет? Будешь сидеть сиднем с бутылкой – и вся ночь мимо пройдёт! А музыка? А мальчики? Не стыдно?..

Серьёзно, это происходит со мной? На одном из самых престижных курортов Турции я выслушиваю от сумасшедшей старушки лекцию о том, что провожу своё время не так, как следует?

Между тем белокожий и смуглый мачо на танцполе стали проявлять признаки беспокойства. Кажется, кто-то потерялся?

- Я – Клара, - прокричало раскрашенное видение, почти заглушив гитару с ударными из динамиков.

В ожидании отчества я вопросительно подняла брови.

- Клара! – качнула она головой. - И всё! Безо всяких! Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на отчества! Давай-ка мы с тобой выпьем! – она подняла виртуозно украшенный барменом бокал. – А потом - дуй танцевать, живо!

- Нет настроения…

- Что за нытьё я слышу?! – удивлённо скривилась Клара. – Ты что, не на отдыхе? Не за впечатлениями приехала?

- Скорее отвлечься, - честно сказала я.

- От чего? От чего отвлечься-то?

Я услышала собственный вздох. Мне так необходимо выкладывать ей свою дурацкую историю? Да, рассталась с любимым человеком, решив, что так будет намного лучше. Да, чувства есть, да, переживаю. Но я считаю, что приняла верное решение.

А Илья… Илья поймёт… как-нибудь потом.

Клара махнула рукой, цедя из бокала последние капли. Зазвенели тонкие браслеты.

- Жизнь слишком коротка, чтобы мы тратили её на сожаления! А если сожалеешь, значит, была неправа! Ты даже не представляешь, как бы я жила, если бы вдруг стала тобой…

Отлично, давайте поиграем в ужастики… Сейчас она заберёт мою душу и отправится на поиски ещё более юной и прекрасной жертвы?

Клара не торопилась вытягивать из меня душу. Она с упоением сокрушалась:

- Молодая, красивая, и не знаешь цены всему этому! Зато когда узнаешь, будет поздно…

- Вы узнали? – поинтересовалась я. Кажется, вышло немного грубо…

- Узнала! И верю, что ещё не поздно! А ведь почти всю жизнь провела, как ты – отсиживалась в уголочке! Лень, неохота, не до того… Казалось, всё успею, потом нагоню… Каждый день откладывала жизнь на завтра, представляешь? Стеснялась чего-то, не решалась... – Она захихикала. Голос оказался звонким, и лишь самую чуточку сухим. - Думала: что скажут люди? Как оценят это, это и ещё вон то? Как на меня посмотрят, а вдруг косо? В один прекрасный миг очнулась, а жизнь прошла, будто и не было... И ничего не вернуть – ничегошеньки! Знай одно – что завтра будешь старой, остальное, деточка, забудь…

Её глаза блестели – то ли от слёз, то ли от светодиодов за спиной бармена.

- Часами смотрела фотографии: вот мне двадцать, вот тридцать пять, пятьдесят… всего пятьдесят… и плакала. Сейчас бы… Вот была бы как ты – делала бы что хотела, жила бы как хотела! Не махала бы на мечты рукой…

- А, кажется, будто вы всю жизнь живёте так, как вам вздумается, - выпалила я, не удержавшись, - видели бы вас сейчас ваши сверстники!

Клара затрясла кудряшками:

- Это… так… напоследок. Махнула сюда на последние накопленные, живу как королева, ловлю минуты! Здесь и люди более открытые – радуются вместе, слова худого никто не скажет!

Она помахала рукой кому-то в толпе.

Сообщила вполголоса, будто делясь секретом:

- Хочу теперь умереть легко: нагулялась, заснула и не проснулась! Только так и надо! Не взвешивать, не копаться в мыслях, жить как любишь… не откладывая на завтра, на потом! Понимаешь?

Я молча смотрела на неё. Увидеть бы её старые фотографии, посмотреть, какой Клара была в юности и в зрелости, а, может, и понять, что ей мешало жить легко, двигаться в выбранном направлении. Представить, как сложилась бы её жизнь, если бы она всегда делала то, что хотела… Оказалась бы она сейчас здесь, на побережье с горячим песком, яркими цветами, в отеле с вышколенным персоналом, пила бы коктейли, от которых завтра у неё непременно будет болеть голова?

Оказалась бы я сама здесь, если бы не пошла с собой на компромисс – ехать на курорт с кем угодно, лишь бы не одной и не с кем-то из близких?

Клара замахала рукой, запрыгала на месте, закружилась, будто помешанная:

- Пойдем! Попляшем! Вся ночь впереди! Знай одно… О, обожаю эту песню! Пойдём! Смотри, какие мальчики подошли - улёт! Your heartbeat of solid gold I love you, you'll never know…

Я покачала головой, улыбнулась.

Через секунду Клара уже растворилась среди танцующих. А меня за локоть начал трясти Стас:

- Слушай, странная старушенция… Чума! Ты видела, что у неё в ушах? Черепа, интересно, с бриллиантами? Миллионерша с причудами… Что она тебе тут втирала, Марина? Что ей нужно-то было?

- Ничего, - поморщилась я, - слушай, я пойду наверх, в свой номер. Приму холодный душ. Знобит что-то...

- Ну даёшь! Если знобит, нечего лезть под холодную воду, - сообщил в спину Стас, но я уже была на пути к постели.

Не знаю, у кого ещё в отеле поутру раскалывалась голова, но мне определённо хотелось умереть. Пару часов я таращилась в потолок, который бессовестно кружился и плыл. Потом кое-как умылась, причесалась и отправилась на поиски крепкого кофе.

У стойки ресепшн царило странное оживление. Администратор вполголоса переговаривалась с медиком в белом халате и с чемоданчиком в руках. Во дворе я краем глаза заметила машину скорой помощи…

- Разрешите пройти, - сказали мне по-английски, и я торопливо обернулась. Медбрат вёз к выходу каталку, закрытую белой простынёй.

- Что произошло? – спросила я. – Что-то случилось? Может быть, нужна помощь?

- Уже нет, - коротко ответил он, качнув головой. – Не нужна, спасибо. Русская туристка… сердечный приступ. Сегодня утром умерла. А вы её знали? У неё есть ещё знакомые в этом отеле?

Из-под простыни виднелось несколько пепельно-седых завитков.

На негнущихся ногах я вернулась в номер.

Хочу умереть легко: нагулялась, заснула и не проснулась!

В течение нашего короткого разговора она столько раз упомянула о смерти – похоже, что она была к этому готова, несмотря на всю свою жажду жизни. Или же это была сродни краткой и яркой вспышке перед успокоением?

Или к этому нельзя быть готовым?

Интересно, сколько людей будет вспоминать о Кларе? Сколько ей удастся просуществовать в человеческой памяти? Что ей удалось оставить после себя?

Почему я вчера не расспросила Клару об её жизни? Не поговорила с ней, не выслушала? Было лень, неохота или не до того? Остались ли у неё друзья, близкие, родные? Что они думали о переменах в её жизни, о желании на старости лет делать только то, что приносит радость?

И от чего у меня на самом деле болит голова – от духоты, от выпитого накануне спиртного… или от того, что я слишком много думаю и пытаюсь всё анализировать?

Your heartbeat of solid gold I love you, you'll never know…

Достав айфон из тумбочки, я включила его. Пока он загружался, я распахнула окно, пристроилась на широком подоконнике в надежде хоть немного подышать.

Из окна виднелась сине-зелёная полоса мерцающей водной глади. Ближе к горизонту она расплывалась и серела. После девятого гудка мне наконец-то ответили.

- Привет, Илья, - сказала я. – Просто захотелось услышать твой голос. Как у тебя дела?..

Read 2033 times Last modified on Вторник, 17 Июнь 2014 19:27
You are here:   ГлавнаяРассказыНе откладывая на завтра

Любое использование материалов возможно с обязательной ссылкой на сайт и указанием правообладателя.